Константин М. Гурьев

ЧЁРТОВО ГОРОДИЩЕ

Приключенческий роман, в котором переплелись исторические загадки, политические игры, детективный сюжет с убийством и поисками виновных, и логический квест с расшифровкой исторических реликвий и старых полузабытых секретных троп.

Константин М. Гурьев

Историк-германист, изучал партийную систему ФРГ 60-70 годов. Преподавал на историческом факультете Тюменского университета. В 1988 – 1993 годах был его деканом. Именно в те времена, когда в ходе перестройки стали стремительно меняться «убеждения» и «точки зрения», всерьез заинтересовался историей России. Со временем пришел к предположению, что интерес к истории, который так активно пытаются «пробуждать» до сих пор, скорее, вызывает обратную реакцию и простым людям, не потратившим годы на изучение истории как науки, трудно, а, скорее, просто невозможно понять суть того или иного периода нашей истории.

Главный герой книги волею судьбы оказывается в глухой сибирской деревушке и сталкивается с тайной «чертова городища», только раскрыв которую, он может распутать убийство, произошедшее в этой отдаленной деревне. На пути к разгадке ему предстоит встретиться лицом к лицу с предательством и смертельной опасностью, обрести новых друзей и многое узнать о секретных орденах, сибирском сепаратизме, «золоте Колчака» и других загадках истории, которая удивительным образом переплетается в романе с днем настоящим.

Видя явное нежелание говорить, Воронов вновь обострил обстановку:

— Вы, Нателла Иосифовна, имейте в виду, что я не из праздного любопытства спрашиваю. Напомню, что перед смертью…

— Да помню я, помню, — отмахнулась Нателла. — Мы с ребятами эту заимку много раз искать принимались. Хоть и война, да мы-то об этом мало понимали. Взрослые тревожились, а мы что — игрались все.

Мы ведь точно так же у костра-то сиживали, друг другу истории рассказывали. Вот я как-то про заимку начала, а кто-то вдруг в рассказ влез, давай еще что-то рассказывать. Может, правду говорил, может, врал, не знаю. Потом еще кто-то заговорил. В общем, стало нам всем интересно, и решили мы ее найти. Как-то поутру и отправились дорогу искать, да ничего не нашли. Ну и не каждый день бегать-то получалось. Все-таки война, на поле через день — а то и каждый день! — выводили, по деревне работы. Городские-то в деревне только что рассуждать да учить любят, а так-то болтаются, как кила.

Бабка спохватилась, глянула на Воронова, перекрестила рот.

Воронов молчал.

В Сибирь бежали крестьяне, недовольные своей долей, в Сибирь уходили верующие, не признающие официальную государственную церковь. В Сибирь отправляли преступников и бунтовщиков. В Сибирь сослали декабристов, которые первыми в Российской империи выступили против самодержавия. В Сибирь ссылали участников польских восстаний. Много тех, кто был отправлен в Сибирь в надежде, что люди эти не станут более заботой для властей…

Шли долго. Сначала до берега, потом вдоль него, миновав шумную компанию местной ребятни, игравшей на песке.

— Долго еще? — поинтересовался Воронов.

— Терпи-терпи, я тебя на настоящий пляж веду. Пляж с золотым песком, — ответила Ирма.

— А где тот лес?

С шепотом — «поближе».

Где тот дождь?

«Вместе, босиком!», — нарочито прогнусавил Воронов, имитируя пение Александра Градского.

Через несколько десятков метров женщина остановилась и стала снимать халатик.

Воронов огляделся. Тут не было вообще никакого песка. Просто земля с кустиками довольно чахлой растительности, на которой просто лежать было бы неудобно, а о том, чтобы комфортно загорать, и речи быть не могло.

— Это и есть твои «Золотые пески»? — скривился Воронов.

Но Ирма уже поправляла купальник:

— Заголяйся давай, столичный житель, реку форсировать будем, — усмехнулась она и вошла в воду.

Поежилась:

— Не жарко! Ладно, там согреемся. Пошли.

Она бросилась в воду и поплыла, крикнув Воронову:

— Твоя очередь одежду тащить!

Вода была действительно холодной, да и грести одной рукой неудобно, поэтому на то, чтобы проплыть метров шестьдесят, Воронов потратил много сил и выбрался на берег, задыхаясь.

События романа не связаны с каким-то конкретными историческим датами, но вся история Сибири и есть Событие!

Он закурил, наблюдая за Ирмой.

— Важно, моя милая, что вскоре после этого он был убит! И сейчас мы с тобой должны — просто обязаны! — понимать его предупреждение как слова об опасности смерти. Я очень хочу, чтобы ты это поняла в конце концов и рассказала все, что может иметь хоть какое-то отношение ко всей этой истории.

— Да что ты ко мне привязался! — со слезами в голосе вскрикнула Ирма. — Я не знаю больше ничего! Я тебе все рассказала.

— Ирма, внученька, — бабка говорила каким-то необычным голосом, трепетным и осторожным. — Ты не шуми. Он ведь правду говорит: ничего не ясно. А просто так не убивают. Может, и Иван тоже думал, что ничего важного не знает, а люди решили, что скрытничает. А?

Она повернулась к Воронову всем телом, ища и надеясь на то, что он сейчас развеет ее сомнения и защитит внучку.

— Нет, — ответил Воронов, упершись взглядом в стол. — Если бы они решили, что он скрытничает, как вы сказали, Нателла Иосифовна, то они бы его не стали сразу убивать. Они бы его пытали. А они его убили быстро и просто, без затей.

ОТЗЫВЫ И РЕЦЕНЗИИ


Очень интересная книга!

С огромным удовольствием прочитал это исторический роман Константина Гурьева. Отличный русский язык, легко читается, интересная интрига... Захотелось почитать и другие романы Гурьева, если удастся их где-то найти... Очень надеюсь, что автор напишет продолжение этого романа. Хочу пожелать ему еще большей плодовитости, здоровья и успехов!

С искренним уважением,

Евгений Колтун, заслуженный тренер России, заслужённый работник физической культуры РФ. Тюмень


На одном дыхании!

Книгу прочла буквально за несколько дней! Хочу выразить огромное восхищение! Мне, как коренной сибирячке, особенно тепло было погружаться в атмосферу книги и буквально чувствовать запах природы, представлять, как я участвую в событиях и отождествлять себя с героями, а ещё много узнала из истории родного края. Дабы не раскрыть сюжет, добавлю лишь, что роман захватывает с первых страниц и держит в напряжении до конца, характеры героев раскрыты максимально полно, для меня было важно ещё, что понятна мотивация всех персонажей. Ещё раз спасибо! Автору желаю вдохновения на следующую книгу))

Светлана

ЧИТАТЬ ЕЩЁ

Лыко в строку!

История двух влюбленных, пусть и бывших, превращается в детектив. Судьба вдруг выбрасывает их из привычного и удобного быта комфортной Москвы в Сибирь. По традиции из Сибири в Москву уже почти никто не возвращается. Но в этой истории все будет не так, или почти не так. И вот они начинают новую, поначалу приятную, но все-таки непривычную для них жизнь. Одни непривычные слова чего стоят: заимка, керогаз, рухлядь, рубленая изба, чай вприкуску… Или выражения: "Чай, не Москва"… "Лыко в строку!"

Кроме захватывающей детективной истории, я прочел в книге массу интересных вещей. Например: о национальности «сибиряк», об излюбленной теме сепаратизма, Ермаке Тимофеевиче, истории России. Также я понял, что колчак – это не колтун на голове, а почти царь - адмирал Колчак…

Рекомендую книгу всему взрослому контингенту читателей, кроме тещ. Ну, это как всегда!

andreknig1


Книга “Чёртово городище” вполне вписывается в общую традицию современного русского патриотичного романа “для мужчин” (то есть поглаживающего мужские любимые мозоли): в сюжете есть бывшая жена-красавица, которая всё осознала и вернулась, связи главного героя в органах, которые позволяют ему с удовольствием “строить” полковников и не только, мысли о судьбах родины – в общем, полный жанровый набор. Но, как и полагается по-настоящему хорошему образцу жанра (любого, необязательно этого), роман по-хорошему оригинален и, кроме стандартных кирпичиков, выстроен из множества других интересных деталей – что, для начала, расширяет круг возможных читателей.

Действие романа происходит в наши дни, и, конечно, с политическими интригами давно минувших дней сплетены и интриги настоящего, тем более, что сибирский сепаратизм – как и толпы мечтателей, всё ещё разыскивающих золото Колчака по России – никуда не делся.

Можно порадоваться и тому, как раскрыта тема сибирской деревни: без чернухи, когда кто-нибудь обязательно тонет в старом сортире по пьяни или так же, по пьяни, погибает от приложенного к голове дрына товарища, и без лубочной пасторали, когда все ходят дебелы, румяны и земной суетой не отягощены. В такую деревню наконец-то хочется верить – с активным сельским учителем, с постоянными сплетнями и хлебосольными хозяевами, с любовными историями молодости и актуальными разборками на почве ревности… В общем, с нормальной человеческой жизнью.


Лилит Мазикина, колумнистка Культурология.Ру

Полковник шагал сзади, поодаль, и с кем-то разговаривал по телефону.

На дворе Нателлы он, майор и вся «троица» — Воронов, Гридин, Скорняков — устроились за столом. Остальные, включая Кашубу, стояли вдоль забора в тени.

— Ну, майор, давай фиксируй, — велел полковник и улыбнулся. — Допросим алкашей.

Майор послушно достал папку, раскрыл ее, достал ручку.

— И учтите, вранье буду наказывать строго! Значит, документов у вас нет, и личности ваши никто подтвер дить не сможет? — ухмыльнулся полковник.

Ему очень нравилась его роль во всем происходящем.

— Ну, начнем с тебя, — посмотрел он на Воронова. — Ты кто?

Полковник глянул на него, будто впервые увидел.

— Законник, что ли?

ИНТЕРВЬЮ С АВТОРОМ

От двери пошел громовой голос:

— Михаил Иванович, вы тут? С вами все в порядке?

— Да-да, Глеб Станиславович, мы тут, и все в полном порядке,— оживленно рванулся вверх Скорняков.

Наверху было десятка два людей в черных комбинезонах, с лицами, закрытыми масками. Оружие уже было закинуто за спину, и они «паковали» людей в разноцветных камуфляжных куртках, судя по всему, именно тех, кто пришел сюда вместе с Жориком, обещавшим Воронову быструю смерть.